Выбрать страницу

Вурд. Мир вампиров

Фэнтезийный любовный роман

Фэнтезийный любовный роман «Вурд. Мир вампиров»

Год выпуска: 2018
(купить на Litres.ru)

 

Аннотация к книге «Вурд. Мир вампиров»

 

Как попасть в Вурд? Очень просто – выпрыгнуть из окна девятого этажа, убегая от отчима насильника. И тут же угодить в другие руки – самого могущественного вампира Вурда – Кира, сына Елизара, победителя Антигона. Только этот Кир наглый, самодовольный вампир, для которого ты не больше, чем вкусный деликатес.
Вурд – магический мир, в котором люди и вампиры поменялись ролями. Идет 4725 год, вампиров в 100 раз больше, а человек здесь равен хорошему трюфелю в нашем мире. Людей выращивают, но их все равно мало. Великая война двух основных государств длится уже 2900 лет. И завершиться она может, согласно легенде, только с появлением мага Эос, женщины полувампира.

 

Отрывок из романа «Вурд. Мир вампиров»

 

Глава 1

Думаешь ли ты о чем-то, когда летишь головой вниз с девятого этажа? Пролетает ли вся жизнь перед глазами? Теперь могу сказать точно – нет. В ушах ветер, а земля приближается к твоем носу с потрясающей скоростью. И самое страшное в этом то, что в тот самый момент, когда я совершила этот олимпийский прыжок, совсем не хотела умирать. Сегодня мне исполнилось восемнадцать лет и на утро я, наконец, планировала уйти из дома, куда глаза глядят, найти новую работу, снять, пусть плохой, но свой собственный угол. И начать жизнь с нового листа. Где не будет места матери-алкоголичке, и ее новому мужу, который два года назад убил ее, а теперь, вот, и меня.
Однако, прежде я начну рассказывать о своем переходе в Вурд, пожалуй, стоит заглянуть в мою, пусть и короткую, но все же жизнь в нашем мире.
Меня зовут просто, но гордо – Уля. А если по паспорту: Ульяна Ивановна Белова. Мне, как я уже сказала выше, только что исполнилось восемнадцать лет. Внешность простая – недавно я обстригла свои волосы, теперь я счастливая обладательница стрижки «под мальчика». В плюс ко всему выбелила их. Хотелось кардинально изменить жизнь, но кто же знал, мог бы предположить, что этого можно было бы и не делать. Однако, эта прическа отлично мне подходит. Я оставила темными густые брови, чтобы еще сильнее выделить зеленые глаза. Вот за них, за эту маленькую магию во мне, безумно благодарна маме, этот подарок всегда привлекал внимание других ко мне. Правда, не всегда оно было желательным. К моему дню рожденья мой рост подтянулся к отметке в сто семьдесят сантиметров. Это хорошо, наверное. Фигура обычная, излишков нет, а вот грудь могла бы быть и больше второго размера. Возможно, тогда бы я не ходила в девственницах до сих пор. Конечно, я говорю о потере невинности по любви, а не от рук отчима-извращенца.
Моя ситуация не была примечательна ничем особым. Скажем так, обо мне никогда бы не рассказали в новостях, не написали в газетах, да и принца вряд ли нашла бы себе я. Когда-нибудь. Семнадцать лет сплошной учебы и чтения. Серость каждого дня, унылый дом, где уже давно нет радости и только мечты перед сном о том, что в какой-то прекрасный день все изменится.
Сейчас с тоской вспоминаю наши с мамой кухонные посиделки. Пока я была маленькой, она хоть чему-то радовалась.
— Уля, рассказывай, как там у тебя в школе? Что задавали?
Не смотря на жуткую усталость на тяжелой и малооплачиваемой работе обычной уборщицы, она всегда находила время для меня. Черный чай в белых кружках в красный горошек. И дешевое, но сладкое и вкусное печенье. Почему вкусное? Может быть, это просто сахар, а может быть – это ее любовь. И то редкое внимание, которого мне потом так не хватало, когда мама начала пить. Она долго держалась, искала замену отцу, который бросил ее, как только узнал о беременности. Как оказалось – он стал любовью всей ее жизни.
Хорошо, что нам досталась от бабушки трехкомнатная квартира, пусть и на окраине Москвы, но все же в городе. Девятый этаж, можно было бы надеяться на отличный вид, да только все окна упирались в соседние дома. Рядовое, панельное жилище, без особых признаков на лице. Как и все мое скудное существование. Мама сорвалась, когда мне было пятнадцать. Наверное, здесь есть и моя вина – подростковый максимализм, попытки показать себя умной и самостоятельной привели к тотальному одиночеству мамы. Вместе с алкоголем в нашу жизнь вошел мой новый «папа» — Антон Резник. На первый взгляд, хороший мужчина, простой, но хороший. Имеет прибыльную профессию – трудится прорабом на стройке. Так, во всяком случае, мама меня успокаивала. Только вот, до сих пор никак не возьму в толк, как так получилось, что квартиру нашу она переписала на него. На этого простого и очень хорошего человека.
Об этом я узнала сразу после ее смерти. Он сам и сообщил, документы все показал.
— Теперь я о тебе буду заботиться, ласточка моя, — хищно оскалившись, заявил он. И, ведь, даже не скрывал, что на маму ему было плевать. И такая странная ее смерть. Врачи неотложки сказали, что случайно поскользнулась на мокром полу в ванной. Удивительным образом в тот момент она была одна дома. Я бы, может быть, и готова поверить в несчастный случай, если бы не факт переписи квартиры, нашего единственного с мамой наследства. Да, она пила, а когда нас начал содержать Антон, еще больше, так как целыми днями скучала в одиночестве.
Мне не удалось ничего доказать – в полиции сказали, что нет причин возбуждать уголовное дело, у Антона алиби, следов насильственной смерти тоже не обнаружено. И уйти из дома мне тоже некуда, эта квартира – единственное, что у меня было. А теперь и того хуже. Это только на экране все легко, собрала вещи и ушла. А в жизни, за окном лютая зима и родственников никого – только мама и бабушка, и обе на кладбище.
Поначалу очень боялась оставаться с ним наедине, в одной квартире. Однако, кроме сальных взглядов, подозрительных подарков, продолжения не последовало. И я решила остаться, в душе тихо надеясь, что хотя бы до восемнадцати продержусь, а потом, надо пытаться уйти.
До восемнадцати, как видите, и продержалась. Ровно. Утром этого дня нашла угол – куда уйти, сняла спальное место на заработанные за лето деньги. Вернулась домой, чтобы собрать вещи. Дорогие сердцу фотографии мамы и бабушки, бабушкину шкатулку и своего белого совенка, который с пяти лет оберегал мой сон.
Я вошла в квартиру, думая, что отчим на работе – так и должно быть. Обычно, так было. Надеялась убраться до его возвращения и даже записку не оставить – не нравился он мне, хоть, вроде бы, до сегодняшнего дня вел себя относительно пристойно. Все равно была убеждена на все сто, что делю крышу с убийцей матери.
— Улечка, детка, а я тебя жду! – Антон вышел в прихожую с большим букетом роз. В пиджаке и своих потертых джинсах, однако, при этом, со свежей стрижкой и гладко выбритый. Необыкновенная чистоплотность для него.
Вслед за его приветствием, меня обдало запахом крепкого алкоголя.
— Спасибо, — нехотя приняла цветы. Похоже, отъезд откладывается часа на пол. Придется отпраздновать, не отстанет же. Да и не дай бог ему узнать, что я собралась переезжать от него – руками он тоже умеет размахивать. Это его умение не раз оставляло тяжелые следы на маме.
— Давай, проходи, я и на стол накрыл! Смотри, твой любимый торт! – он подтолкнул меня в комнату. И мне это совсем не понравилось. Рука его как бы метила на мою талию, только вот, как бы промахнулась и легла ниже. И тут же его потная ладонь сжала мою ягодицу. Похоже, вечер он запланировал веселый.
Меня передернуло.
— Садись, садись, детка, все готово, — его отвратительный голос противно резал слух. Я села, потому что ноги от страха стали ватными. Я вдруг осознала, что он реально замышляет, и что мне не особо куда деться, да и не одолеть его, скорее всего.
— Антон, я спешу, у меня сегодня встреча с друзьями, — попыталась отделаться от него, но не тут-то было.
— То есть, я для тебя теперь никто? – остановился Антон. За секунду до этого он разрезал торт огромным ножом и сейчас уставился на меня, зло буравя взглядом. Я прямо кожей ощутила опасность ситуации. Ему сейчас вообще ничто не мешало воткнуть в меня эту железку. – Я по-о-омню, как ты бегала к ментам, и кричала им, что я убил твою мать, — он шагнул ко мне ближе и, вдруг, резким движением, воткнул нож в столешницу прямо у моего носа. Тут же наклонился, и, брызгая слюной, перешел на истерику:
— Ты! Хочешь смыться к дружку, ножки перед ним раздвинуть?! Сучка, мелкая! – выкрикнув это, он толкнул стол и тот с грохотом упал. А ведь мгновение назад, еще все было хорошо. Меня совсем от страха пригвоздило к стулу, на котором я сидела. – Хочешь узнать, что такое настоящий мужик, да?! Сейчас я тебе покажу!
Он дернул меня за руку, заставляя подняться. Я вырывалась, хотела дотянуться до бабушкиной вазы возле телевизора, она была достаточно увесистой, чтобы проломить этому негодяю череп! Но, не успела. Резник держал меня железной хваткой одной рукой, а второй уже расстегивал штаны.
Дальше все произошло так же быстро, как и сам полет. Мне удалось оттолкнуть насильника. Не удержавшись на пьяных ногах, он упал на пол, где тут же нашел нож и, разъярённый, бросился ко мне с нечеловеческим воплем «убью».
Не могу сказать, почему поступила именно так. Большое окно позади меня было раскрыто. Наверное, я хотела всего лишь его остановить. Но сама не заметила, как шагнула с подоконника в бездну.
В полете я не вспомнила ничего, только свою белую сову и бабушкину фотографию. Почему-то не мамину, а именно бабушкину. Полет длился доли секунд – а потом темнота.
Чувство сменялось за чувством. Тишина и темнота. А потом, холод. Такое, знаете, как будто сквозит по ногам. Однако, у меня нет ног, я нечто бесформенное, бестельное. А потом, жара. И пот. Я почувствовала капельки пота у себя на лбу. Маленькие, штук шесть. Одна в центре, две справа и три на левом виске. Они стекали до жути медленно, как будто нарочно не хотели никуда спешить.
А потом я открыла глаза!
— Юст, ты мне скажи, они теперь прямо у меня в кабинете появляться будут?!
Меня снова оплевали! Огромное лицо с тремя подбородками и такой же огромный рот, из которого торчат пожелтевшие клыки, нависло надо мной! Я никогда не видела, как глаза могут изменить цвет. С карего на красный, а с красного на огненный оранжевый! И все это за долю секунд.
Боже мой, где я?!

Глава 2

— Ваша светлость, это против правил, я тут ни при чем! – из-за спины громилы появился невысокий мужичок, худой, можно даже сказать, высохший. Он тоже выпучил глаза при виде меня, а приблизившись, обнажил клыки! Настоящие! Если с одним это могла бы быть патология какая-нибудь, то с двумя?! – У старого Серапиона крыша поехала?
— Юст, — громила продолжал надо мной свисать, а его зубы, может быть, мне только показалось, но… такое ощущение, что сделались еще больше. Поэтому следующие слова он фактически прошипел, просвистел даже:
— Ты мне… не предположения делай… ух, — он вытер лоб, — какой запах, я… зови, зови кого-нибудь! Я могу не выдержать! Юст, твою мать!
— Но, герцог, кого звать?! – завопил второй. – Другие… о, дьявол, я… что это такое? – «мелкий», как я его уже успела окрестить, облизнул свои клыки, по ним стекала красная слюна.
— Аминту! Аминту зови! Она… — главный сглотнул слюну, и выдавил из себя:
— Она еще не уехала, должна быть… здесь… Юст, молнией!
Внезапно, меня скрутило! В глазах опять моментально потемнело, а голову обволок громкий голос! Этот голос не принадлежал никому из присутствующих. Это, как будто было видение, хотя, что я понимаю в этом? Он буквально расколол сознание на мелкие частички:
— Эос! Эос! – кричал он. Но, это не было похоже на крик – его сила была настолько большой, как если бы все существующие звуковые усилители соединить вместе и одновременно включить! По крайней мере, для меня это звучало так.
— Эос! Эос! – пытка звуком только начинала усиливаться, меня крутило, казалось, меня крутило в прямом смысле слова. По полу. По кругу! Набирая и набирая обороты, пока разогнавшись до предела, не отбросило меня к стене!
Кажется, у меня треснул позвоночник. И что-то там внутри, на спине, разорвало. И как будто, что-то разлилось внутри меня, что-то очень горячее… Что это? Боже мой, как же жжет!
— Эос! Эос! – продолжал кричать в голове мужской голос. Теперь я уверена – точно, мужской. Почему? Не знаю. Просто, сознание, сквозь боль, вероятно, не выдержав напряжения, решило со мной поиграть. Спину натурально резало, я инстинктивно выгнулась назад, но все только ухудшилось. Поганое чувство конца света перескочило со спины в голову. Глаза налились тяжестью. Такое ощущение, еще секунда и они вывалятся из орбит. В прямом смысле! Я завыла!
Это уже нельзя было назвать криком – это был мой вой! Кажется, мне разорвало горло в кровь.
И, вдруг, все опять остановилось. Темнота. Тишина. Я не чувствую свое тело.
— Эос, — голос стал совсем тихим. А перед глазами, в кромешной темноте появился силуэт! Он был совсем вдалеке. Настолько далеко от меня, что я даже не могла разглядеть, человек это или животное.
— Эос, — голос приближался. – Эос, — почти, почти, кажется, сейчас я его увижу!
Еще даже не понимая, кто это, я вдруг безумно захотела его увидеть. Лицо! Хоть немного, хотя бы безликую тень… Неожиданно, проснулось мое тело. Я знала, что он ко мне приближается, и с каждым его шагом, возрождались мои ощущения. Я услышала стук собственного сердца. Сильный, горячий стук. С восторгом почувствовала, как кровь побежала по венам, шаг за шагом, оживляя всю меня. Органы, мышцы, кожу.
— Эос, — прозвучало уже у меня над самым ухом, — где ты? – ледяное дыхание обожгло мое плечо! Чьи-то холодные губы коснулись его, я задрожала.
Не от холода, от жажды! Я почувствовала свою грудь. То, как она мгновенно налилась, как набухли соски, отвердели, как будто даже увеличив ее в размере.
Что это? Я… никогда раньше… такого…
— Эос, — его губы, о, да, я уже уверена, что это он, коснулись мочки моего уха. – Я жду тебя… — от этих слов, внизу моего живота вспыхнул настоящий огонь! Пламя молниеносно устремилось вверх, к груди, к шее, к той самой мочке уха, дошло до губ, и заставило их раскрыться:
— Кир… — услышала я свой голос. Вместе с этим именем выдохнула пламя наружу и…
Шумовая волна со скоростью света снова погрузила меня в темноту!
— Азарий, что тут у вас происходит?! – сквозь тьму, разрезал мою голову неприятный женский голос. Он опять был чересчур громким, запредельно! Я не могу… не могу…
— Миледи, я ничего не знаю, — шипение здоровяка стало настоящим скрежетом, похожим на звук глушителя, тянущегося по асфальту за автомобилем. – Это … само, мы не знаем, мы тут ни при чем, не надо Киру ничего докладывать!
— Это не мы, — запищал «мелкий», — нет! Все претензии к верховному магу! Аминта, не мы!
Теперь они начали спорить одновременно. Каждый доказывал свою точку зрения, а ком невыносимого шума нарастал в моей голове, как огромный снежок, спущенный с бесконечной горы. Не могу… не могу… нет сил! Нет!!
— Замолчите все! – мое горло выпустило громогласный вопль. Но вместе с этим воплем произошло что-то, что я не могу объяснить. Как будто внутри меня, где-то в желудке, образовался горячий шар, в доли секунды он вырос и поглотил меня, достиг внутренних стенок кожи и, как только, каждая ее клеточка почувствовала эту силу(???) она вырвалась на волю! Я увидела это мгновение – мои глаза открылись сами! Огромная фиолетовая волна вылетела из меня (???) и сшибла с ног спорщиков. Всех троих впечатало в стену!
В тот же момент наступила тишина. Шум закончился. Мои мышцы на мгновение расслабились. И только тут поняла, что сижу на полу, у противоположной стены и смотрю на то, как стекают по другой стене эти странные люди… с клыками?!
Внезапно, голова закружилась, меня сильно замутило и опять сложило пополам. И тут же желудок выплеснул на волю мой скудный завтрак, который я съела теперь уже в прошлой жизни. Два вареных яйца и кусок черного хлеба.
Освободившись от лишнего, мой организм решил спастись бегством. Где-то внутри меня, по всей видимости, нажалась кнопка самовыключения. Уже в который раз за один день провалилась в темноту.

 

***

Этого или того? Того или этого?
Воительница Аминта лениво разглядывала свой сегодняшний обед. Из всего вагона новоприбывших людей, ей приглянулся молодой юноша, лет двадцати, ладный, крепкий, железный пресс на животе, а лицо – сказка. Как жаль, что она не занимается сексом с людьми, да и мужчины ее не интересуют. Мда…
Миледи привычно просвистела себе под нос тихую мелодию – так она делала всегда, перед тем, как получить то или иное удовольствие. Полакомиться человеком – одна из привилегий, которые даровал ей Кир за доставку самых вкусных к нему в Эмпаир. Две недели в пути, именно столько едет поезд из Роснии в Новый Вурд. И все время, пока они будут ехать, Аминта будет сыта, как настоящий, избранный вампир.
Но, вернемся же ко второму. Второй… Внешне очень похож на Кира. Высокий, темноволосый, лицо очерчено мужественными шрамами. Это было еще одно ее развлечение – находить людей, похожих на повелителя и пить их. В этом было что-то. Как правило, такие кадры не были вкусными. Но, это как, моральное удовлетворение, что ли? Все вампирши в Новом Вурде влюблены в повелителя, это в них заложено, в их сущности. Нечто схожее с любовью матери к детям. Оно есть. Ты просто отдашь за него жизнь, железно подчинишься его воле. Так их создала природа, вампиры признают сильнейшего на генетическом уровне.
Хмыкнув, Аминта все же решила сначала выпить молодого. Крепкий, красивый, такой не мог быть неудачником. Здесь сто процентов несчастная любовь. А это, подобно хорошей приправе – улучшает вкус крови. Молодость и сильная любовь, отличные ингредиенты.
Вампирша приблизилась к парню и игриво опустилась к нему на колени. Тот сразу же, подобно загипнотизированной кукле, обнял ее и потянулся к губам.
— Не-е-ет, милый, — помахала она длинным пальцем перед его носом, — шею. Я хочу видеть твою шею!
Парень послушно наклонил голову. Отлично! Эти люди из другого мира, конечно, после самоубийства там, а потом после перехода сюда, становятся совсем нежными и тупыми. Делают то, что говорят. Сами не думают, как цветочки, подчиняются инстинктам. И пусть, они не столь вкусные, однако, за ними больше не нужно гоняться. Конечно, не у всех есть доступ к человеческой крови. Аминте повезло состоять в свите самого Кира. А оставайся она простым вампиром, как это было раньше – питалась бы животной кровью с ферм и умерла в четыреста лет. А так…
Больше не откладывая и с удовольствием наблюдая пульсацию аппетитной жилки на шее парня, миледи обнажила свои клыки и, практически мурлыча от наслаждения, приложилась к «обеду». Этот процесс был достаточно коротким, в человеке не так много крови, а высасывать людей Кира до дна – запрещено. Питаться – да. Но не убивать. Вообще убивать людей нельзя. Их итак слишком мало.
Быстро насытившись, маркиза облизнула губы, подарила осоловевшему парню поцелуй и вернулась на свое место в конце вагона.
Из всего этого поезда, Аминта выбрала именно его. Странную девчонку, которая несколько часов назад устроила фееричное светопреставление во владениях Азария, лучше держать среди людей.
Нет, в магии нет ничего сверхъестественного, такое в их мире – нормально. Маги большей и меньшей силы нередкое явление. Только маги. Не люди. Особенно, пришедшие из другого мира.
Для них нормально, после перехода сутки спать или сидеть, уставившись в стену. Самостоятельно ходить они начнут только в течение месяца. Кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но не сразу. И все это время, они будут молчать.
А не орать и швыряться магией! Откуда у нее такая сила? Нет, переход может на каждого влиять по-разному. Мало ли, какой сбой в заклинании мог произойти. А то, как эту девчонку крутило по полу? Что это было? Как будто, ею, как игрушкой, кто-то управлял. Не-е-ет, это дело надо передать Серпиону, верховному магу. И Кир этим тоже заинтересуется. Возможно, это все проделки их врага из надоевшего до коликов государства Ивроп, что они там могли? Нового мага вырастить? Но, тогда — это вторжение, ведь территория Роснии суверенна, там не место войне. Это нарушение всех договоренностей.
Положив ногу на ногу, Аминта смачно сплюнула. Иногда после крови только что перешедших, может оставаться противное послевкусие. Если у человека слишком долго было настроение умереть. Долго вынашивал план самоубийства. Похоже, и с этим мальчишкой то же самое. Фу, все расположение духа испортил.
А вот, если бы… попробовать крови этой девчонки. После того, что натворила у Азария, ее вырвало – что совершенно нормально при выбросе такого количества магии, ее Аминту, так шандарахнуло об стену! А, этого, девушка усмехнулась, вспоминая немую сцену в Роснии, трёхсоткилограммового Азария отбросило с такой мощью, что в соседнее помещение образовалось окно, два на два.
Миледи заржала во все горло. Да… этому толстяку полезно «встряхнуться», а то гоняет бедного Юста, а сам только людских девочек лапает.
И все же… Девчонку будет непросто довести. Аминта хмуро посмотрела в ту сторону, где на сиденье, свернувшись в комочек, словно котенок (ох уж эти люди), мирно спала загадочная гостья. Она пребывает в этом состоянии с тех пор, как отключилась на полу у Азария. Когда теперь очнется? Все с ней не так. Пусть магия могла быть случайностью. Но, как она сохранила разум? Аминта не слышала о таких случаях. За всю историю перетягивания людей в Вурд, это, не много ни мало, уже больше девятисот лет, такого не было. Всегда молчат. Всегда тупые.
И этот запах. Нет, не телесный. Его вампиры плохо улавливают. Они всегда чуют запах крови. Могут определить группу. Даже оттенок. Но здесь…
Девчонка с такой силой притягивает к себе вампиров. Аминте пришлось буквально выдирать из Роснии этого человека. Азарий и Юст слабы на клыки, тут нужна закалка, чтобы выдержать такую силу притяжения. Девчонка была необычной, какой-то запредельно вкусной. Запах ее крови, словно говорил вампирам – выпей меня и обретешь вечную жизнь. Странно. Необычно. Подозрительно.
И очень опасно. Еще по дороге на железнодорожную станцию, Аминте пришлось убить вампира из собственной охраны! Учуяв ее запах – парень бросился на пленницу. Молодой, не смог спрятать клыки. За что тут же поплатился жизнью. Один удар с разворота заколдованным мечом и голова симпатичного кровопийцы улетела под колеса поезда.
Миледи устало вздохнула. Теперь еще и за это отчитываться. А еще две недели пути. Конечно. Она приняла правильное решение, спрятав девчонку в вагоне, полном людей. Их запах немного приглушит ее аромат. А старые, проверенные бойцы на дверях, должны удержать тех, кто вдруг захочет покуситься на добычу Кира.
Однако, это все в теории. У Аминты огромный боевой опыт, она одна стоит целой армии, только вот, если в пути произойдет коллективное помешательство – это будет трудно остановить.
А еще… самой бы не сорваться.
Миледи прикрыла нос кружевным платочком – видимо, придется так до самого Эмпаира ехать.

***

Стук железных колес. Поезд. Не открывая глаз – улыбнулась. Сон еще не до конца отпустил, и поэтому легко всплыло воспоминание из детства. Мы с мамой едем на дачу к ее знакомым – небывалое событие в нашей семье. Лето, я улыбаюсь, потому что знаю, нас ждет земляника с молоком. Солнечные лучи через грязное стекло электрички падают мне на лицо. Я совсем еще маленькая, сижу на жестком сиденье, свесив коротенькие ножки в белых сандалиях, болтаю ими взад и вперед. Это очень веселое занятие, а движение поезда добавляет этой забаве приятный оттенок.
Меня кто-то легонько толкнул локтем в бок. Нахмурилась. Кто бы это мог быть, явно не мама. Она сидит напротив и что-то вяжет. Заметив это, залюбовалась цветом пряжи – нежно-розовая, и кажется, такая мягкая, прямо как пух. Такая же мягкая и нежная, как само детство. Прикрыла глазки. Так хорошо, что хочется спать. Я ненадолго, еще буквально минуточку и тут же вернусь. Одну… одну минуточку… только.
— Эос! – уже знакомый голос взорвался во мне, тут же выдернув из детства и безжалостно швырнув в ту самую непонятную реальность, от которой я сбежала в темноту.
Поезд. С трудом разлепила слипшиеся веки. Боже мой, как во рту сухо! Пить… хотя бы каплю воды…
Прищурилась. В окно на самом деле нещадно палило солнце. Но оно не согревало, как мне казалось во сне, а жгло меня. Как же спрятаться от этого? Немного оглядевшись, обнаружила за своим левым плечом плотную занавеску, недолго думая, развязала веревочку, державшую ее, и тут же освободила спасительную материю. Уфф. Как же неприятно!
Немного поморгав, восстановила зрение и, наконец, решила рассмотреть, где нахожусь. Да, поезд. Непростой, я в таких не ездила. Вагон – это два ряда комфортабельных сидений, между которыми довольно просторный проход. Приятная атмосфера, если бы не палящее солнце. Здесь стоит гробовая тишина. Вагон полон, в каждом кресле, насколько я могу видеть – сидят люди. Однако, никто из них не шевелится. Посмотрела на своего соседа – мужчина в возрасте, лысый, одет очень неопрятно, пальто, под ним свитер, измятые брюки. Все гораздо большего размера, чем ему вообще нужно. Он сидит спокойно и смотрит в одну точку. Никак не реагируя на окружающий мир.
— Здравствуйте, — сказала я, а на деле почти прохрипела, так как голос почему-то сел. Нет реакции. Легонько тронула его за локоть. Мужчина медленно повернул ко мне голову и улыбнулся. Все хорошо, только смотрел он куда-то поверх моей головы, так бывает, если человек слеп.
— Не пытайся, он все равно тебе ничего не скажет, — от неожиданности я вздрогнула. Приятный женский голос доносился откуда-то из-за моей спины. Обернулась и увидела направляющуюся ко мне молодую женщину. Ее лицо мне было знакомо. Где я…
— Маркиза Аминта, дочь Кириака, — встав, наконец, передо мной, как-то уж слишком пафосно представилась девушка.
— Ульяна, — сглотнув отсутствующую слюну в пересохшем рту, проговорила я. – дочь Ивана.
Невысокая, но очень складно сложенная, Аминта была одета в черные, облегающие кожаные штаны, высокие сапоги на толстом каблуке и короткую кофту в китайском стиле. Люблю такие, глубокий синий цвет, шелковая материя с красивой вышивкой. Яркая девушка, короткие, белые волосы «под мальчика», прямо как у меня, иссиня-черные глаза и красные, пухлые губы. На длинной, женственной шее красовался уродливый шрам. А из-за спины у дочери Кириака торчала рукоять меча! Шикарный комплект.
— Где я? – прохрипела я, боясь, что видение сейчас исчезнет, или я опять куда-нибудь провалюсь. Нет, надо выяснить, что произошло и только потом, а, да и потом не хочу никуда проваливаться!
— Вообще, — маркиза совсем неженственно ухмыльнулась, — я не должна тебе ничего объяснять. Слишком много чести для человека, — девушка презрительно сморщилась, как будто увидела грязную крысу. – Но, тебе везет. Мне интересно, впервые встречаю думающего человека.
— Что значит, думающего? А это кто? – обвела я взглядом вагон, как бы пытаясь ей напомнить, что здесь полно людей.
— Это? – лицо Аминты исказила неприятная улыбка. – Это все не больше, чем корм. И ты, впрочем, тоже. Но, в отличие от тебя, они пришли в этот мир без разума. Что вполне нормально для самоубийц.
— В смысле? – тряхнула головой и… почувствовала что-то не то. Скосила взгляд на свои плечи. Волосы! Длинные, темные волосы! Как?! Не веря тому, что обнаружила, дотронулась до них рукой. Дернула. Ау! Настоящие… Нет, но я точно помню, еще утром у меня была стрижка как у этой Аминты…
— Что-то не так? – с интересом наблюдая за моими действиями, спросила Аминта.
— Д-да… Волосы у меня изменились. Кажется…
— И все? Только волосы?
— Н-не знаю…
В порыве страха, обнаружить еще что-нибудь новенькое – резко вскочила с кресла. Ощупала себя – нет, ноги на месте. Слегка присела – функционируют. Руки есть, голова – одежда, все на месте. Но волосы?!
— Ты сядь, — посоветовала Аминта, — тебе лучше отдохнуть после перехода. Вы люди, такие нежные. Хотя… я не знаю, как бы сама смогла перенести такое… Сможем ли, мы, вампиры, когда-нибудь совершать и с собой что-то подобное? – она как бы говорила сама с собой, только в слух.
— Вампиры?! – выдернула самое главное из текста я.
— Вампиры, — еле заметно кивнув, подтвердила маркиза и тут же приоткрыла свой красный рот, обнажив при этом белоснежные клыки!
Вот теперь я села в кресло. Слишком резко дотронулась до спинки сиденья – кожа чуть пониже шеи загорелась невыносимой болью!
— А-о-у, — само вырвалось, я не виновата, было на самом деле больно! Аминта резко подскочила ко мне и, схватив одной рукой меня за голову, заставила наклониться – чем только увеличила боль, сила в ее руках звериная, не человеческая уж точно. Врет она или нет, по поводу вампиров, но в люди ее записывать однозначно рано.
Моя мучительница, рванула мою кофту вниз, оголяя пылающий хребет! Я тут же почувствовала ледяное прикосновение – ее пальцы были как настоящие ледышки!
— Ты… — прошипела она почти как тот здоровяк, что приснился мне. Или не приснился?
— Ты кто?! – от ее крика задрожало стекло в окне возле меня. — Ты кто?!
Маркиза тряхнула меня, заставляя вернуться в изначальное положение сидя. Я подняла глаза на нее – клыки торчат, глаза меняют цвет. Где-то это уже было. Странно, но мне не было страшно. Я скорее боялась той неопознанной боли на хребте и того, что она там увидела. Глупое, конечно, предположение, но… может быть, у меня там позвоночник торчит?
Усмехнулась. Как оказалось, не только мысленно, чем привела дочь Кириака в новое бешенство. Вернее, в новую его степень. Любопытно, у бешенства могут быть степени? Посмотрев сейчас на маркизу, можно с уверенностью заявить – определенно!
— Ты кто?! – еще раз выкрикнула она свой вопрос, и бешенство перешло на новый уровень. Решила не бесить ее более, и честно призналась:
— Ульяна Ивановна Белова.
— Шутки шутить вздумала?! Отвечай, говорю!
— Ульяна Ивановна Белова, — попыталась спокойно повторить, не получилось. Голос почти совсем пропал. Откашлялась. Все это время разозленная девушка стояла надо мной. – Скажите, п-пожалуйста, где я? Я могу уйти на первой же станции, просто подскажите, если вам нетрудно, как мне вернуться домой.
Мгновение Амина продолжала, выпучив глаза, смотреть на меня, а потом, вдруг, спрятала клыки и… расхохоталась!
— Уйти на первой же станции! Нет, ты положительно издеваешься! Если тебя подослали эти ублюдки из Ивроп, то ты должна знать, что я тебя везу к Киру, и уже он решит – казнить тебя или пытать! Там будешь ему свои сказки рассказывать! Уйти!
Женщина продолжила смеяться, но отошла от меня, а потом и вовсе вернулась на свое место в другой конец вагона. Все еще пребывая в легком ступоре, я предпочла подождать с вопросами. Женщина явно не в себе. Может быть, позже все прояснится. Очень на это надеюсь.
Я осторожно дотронулась до места на спине, где боль все еще давала о себе знать – шершавая. Какое-то большое, шершавое пятно. Ожог, что ли? И почему он ее так разозлил? Это же на мне ожог, а не на ней. Странно все это.
Вампиры… Нет, я слышала, что теперь и зубы наращивают, при больших деньгах фанатики себе все могут нарастить. Чтобы, конечно, так вот все выдвигалось как у нее… А кто его знает? Я за этим не слежу. Но, что тогда это? Клан фанатиков, замаскировавшихся под вампиров? Ладно, и в это я могу поверить.
Вопрос остается только один: как, летя головой вниз с девятого этажа, я угодила в кабинет к тому здоровяку?!
А нет, еще целая куча вопросов, только ответов на них нет! И пить хочется… страшно хочется пить…
Солнце скрылось за горами, мы ехали по ветвистой заснеженной дороге. Взгляд от пейзажа за окном было не отвести, даже не смотря на жажду.
Стоп!
За горами? Горы?! Откуда под Москвой горы?! Я отдернула занавеску – точно. Огромные, высоченные горы. Дорога не асфальтированная. Иногда, вдалеке видны маленькие домики. А вон, олень пробежал с ветвистыми рогами… Где, блин, я?!
— Ты в Вурде, — раздался недовольный голос Аминты из-за моей спины.
— Это такая страна? – я вскочила со своего места и развернулась к ней лицом. Судорожно вспоминала раскладку на карте по странам и основным городам. Что-то я не помню ничего с таким названием.
— Это такой мир, — глаза маркизы снова недобро сверкнули. – Ты совершила переход из своего мира в наш. Не помнишь, как покончила с собой? – подозрительно прищурилась Аминта.
Я ошалело хлопала глазами. Отлично помню. В этом-то и беда. Но, я же живая? Вроде как…
— Я же живая? – вырвалось у меня.
— Живая, — кивнула моя собеседница, разглядывая меня как-то плотоядно. – Это магия. В нашем мире закончились люди, почти всех съели, поэтому верховный маг решил перетягивать людей из другого мира. Пока удается добыть только самоубийц. Поэтому вы все такие тупые, — фыркнула Аминта, — однако, даже этого достаточно, чтобы насыщать нас и продлевать наши силы.
— Так, параллельные миры существуют? – мне было уже не подобрать намертво отпавшую челюсть с пола.
— Как видишь, — Аминта явно не была рада моим вопросам, однако, я решительно не отстану, пока не узнаю все.
— Этого не может быть! Это какой-то жуткий розыгрыш! Такое только в книгах…
Я не поняла, как это произошло. Она только что была в другом конце вагона и, вдруг, уже буквально носом упирается в мой нос:
— А если я тебя сейчас попробую, — хищно произнесла маркиза и из ее рта тут же показались клыки, — это тоже будет розыгрыш?
— Клыки можно нарастить, — в полном отупении, сумничала я. Аминта была настолько ошарашена моим ответом, что даже отступила на шаг назад.
— Что значит, нарастить?
— Сейчас в стоматологических клиниках такое делают.
— Где?
— Да в любой стране, — пожала плечами.
— У вас в мире вампирам наращивают клыки?!
— Клыки наращивают людям, которые увлекаются темой вампиров.
— Как? – воительница была в таком шоке, что даже случайно села на моего соседа. Он не отреагировал.
— Да, я откуда знаю?
— Человек с зубами вампира… — прошептала Аминта, глядя куда-то сквозь меня. – Хотела бы я попасть в ваш мир.
— Так, где я? Вы мне скажете? Я так долго спала, что успела оказаться в горах? Что это, Урал?
— Это Вурд. Мир вампиров, — опять повторила моя сопровождающая и тут же поднялась на ноги, оказавшись лицом к лицу со мной. – Интересно как, говорящий человек из другого мира, мы, наконец, сможем столько узнать… Однако, это все ты лучше расскажешь самому Киру. А сейчас, спи…
Меня приковали к себе зрачки женщины. Они расширились, а внутри, как будто появился второй зрачок, только другого цвета. Желтый. И, кажется, он крутился! Понаблюдав за этим необыкновенным действием, я подала голос:
— Как вы это делаете?
— Ты, что? – Аминта моргнула и эффект вертящегося зрачка исчез. – Не спишь?
— А зачем?
— А, ч-черт, — с раздражением сказала она и совершила молниеносный удар по затылку. – Так будет надежнее, — пробормотала миледи, подхватив отключившуюся девчонку подмышки. Усадила ее обратно на место.
— Слишком необычно, и опасно. Пусть с тобой Кир с Серапионом разбираются. Дьявол знает, что ты еще решишь рассказать. И не сказки ли все это. Подумать только, клыки наращивают!
Аминта вызвала из соседнего вагона дорожного мага. Он был слаб по силе, но Серапион снабдил его необходимыми заклинаниями.
— Усыпи этого человека. Пусть спит до самого приезда в Новый Вурд. Только, не переборщи. Если ты ее убьешь… я убью тебя, — маркиза хищно оскалилась. Эти мелкие маги, за ними глаз да глаз. Щупленький мальчишка, державший в руках свой драгоценный саквояж, поспешил исполнить приказ. Дрожащими руками он перебрал бутылочки, которые обнаружились в нем и, найдя нужную, принялся за работу.
Аминта предпочла отойти, мало ли, наколдует что лишнее, еще ее саму заденет. Но, все прошло отлично. Молодой маг справился с нехитрой задачей и до самого Нового Вурда, хоть и под неусыпным контролем, загадочная гостья мирно проспала на своем месте.

***
Никогда не была в Америке. Очень хотелось туда поехать, но возможностью даже и не пахло. Однако, фото Эмпаир Стейт Билдинг, по которому ползал Кинг-Конг, я видела множество раз. И вот сейчас, меня вытолкали из старого автобуса (даже в самых глухих районах России, мне кажется, такие уже не ездят) и я стою и смотрю снизу вверх на это самое здание. Или во всяком случае, на его двойник. Вместе со мной в автобусе привезли пассажиров из поезда. Нас, словно рабов, заковали в наручники и сейчас высаживают из автобуса. Я попыталась оглядеться, но из-за высоких охранников, которые нас мгновенно окружили, было видно не многое. Встала на носочки. Да… Может быть, эта Аминта не наврала? Как-то это не вяжется с тем, что я ежедневно привыкла видеть. Здания в стиле конструктивизма, повозки с запряженными лошадьми, машины тридцатых годов, такие в старых фильмах про гангстеров показывают. Мимо проехала двухэтажная машина с пассажирами внизу и наверху, ее тут же обогнал человек в повозке с лошадьми. Такой конкретный Нью-Йорк тридцатых… Нет, у нас в стране такого города нет. Да и гор нет. Так все же, где я?!
Поморщилась – солнце опять жгло нещадно. Боже мой, я проснулась всего несколько минут назад, видимо, противной попутчице все же удалось меня усыпить. И затылок болит. И опять пить хочется.
Из автобуса все еще выталкивали пассажиров, и я продолжила рассматривать окрестности. Охранники, которые нас заслонили от прохожих – лица у них были… Как вам сказать. И глаза. Все с тем же меняющимся зрачком. Вампиры… Но, если они вампиры, почему же тогда так легко находятся на солнце? А люди по улицам ходят вроде как совсем обыкновенные, только одежда у них немодная. Такую даже моя бабушка не носила. Я, конечно, в этом не сильна, в моде непосредственно, но у меня такое ощущение, что это тоже наши такие конкретные тридцатые годы.
— Этих в отстойник, — услышала голос Аминты радом с собой. – А эту, я с собой уведу. Вы двое, — она показала длинным пальцем на самых старых охранников, — сопровождаете меня.
Маркиза ударила меня ладонью в спину, тем самым давая понять, чтобы я шла впереди нее. Я даже не пискнула. Мало ли, опять усыпит.
Когда мы приблизились к главному входу, двери перед нами распахнули два человека. Или вампира? Господи, я уже всему готова поверить. Неужели на самом деле параллельный мир? Получив еще один удар в спину, поспешила продолжить свой путь. Через огромный холл с высокими потолками, этажа, наверное, в три-четыре, с бронзовыми стенами, мы прошли к лифтам. Просторные, с зеркалами на стенах. И вот это вот обстоятельство шокировало меня еще раз!
Наконец-то я увидела себя. Но, это был кто-то другой. Лицо похудело, зеленые глаза как будто стали еще немного больше. Да, и длинные, коричневые волосы, никакой короткой белой стрижки. И только джинсы с блузкой и ботинками остались на мне прежние. Наверное, это и в правду, другой мир. Или бесконечный сон.
Посмотрела на отражение своих спутников. Да, в зеркале они отражались.
— Если вы вампиры, почему я вижу вас в зеркале, и вы не боитесь солнца? – еще не успела сообразить, а мой язык уже произнес фразу вслух.
— Скоро узнаешь, — только и буркнула Аминта, нажимая кнопку на стене лифта.
Как будто она какое-то заклинание произнесла – я внезапно почувствовала, как темп моего сердцебиения начал ускорятся. Нет, я не боюсь высоты или лифтов. Волнение было для меня совершенно необъяснимым. А когда отметка приблизилась к цифре сто – я уже начала задыхаться! Как тогда, в том странном кабинете, в котором впервые вошла в этот мир. Кажется, я уже решила для себя согласиться с версией параллельных миров.
Лифт что-то мурлыкнул, и двери величественно расползлись в противоположные стороны, выпуская своих заложников в безграничное помещение. Я сделала большой вдох, и мое сердце чуть не выпрыгнуло через рот. Мне казалось, даже земля мод моими ногами тряслась.
Еще один толчок мне в спину.
— Иди, он не любит ждать, — сказала моя надзирательница и последовала за мной. – Вы, — велела она нашим сопровождающим,- останьтесь здесь.
Те только смиренно кивнули, выполняя приказ, и застыли у лифта, словно вкопанные. Мы же направились дальше. Ступая по мраморному полу, я все пыталась не поскользнуться – он был настолько идеальным, что ходить здесь было практически невозможно. Скосила глаза на маркизу, шедшую рядом со мной, она как будто ничего такого не замечала. Привыкла, похоже.
Интерьер помещений захватывал дух. Такие же, как и на первом этаже, высокие потолки, стены в бронзе, очень много металлических элементов, зеркала, деревянная мебель с кожаным покрытием, стекло. Мало похоже на вампирское пристанище.
— Миледи Аминта, — к нам на встречу вышел не слишком высокий (примерно моего роста), сухощавый человек, в строгом черном костюме. Он слегка поклонился маркизе, а на меня не обратил никакого внимания, впрочем, как и все остальные. Только еле заметно дернулась его правая рука. Интересно, нервный тик, что ли?
— Арон, мне срочно необходимо к Его Светлости.
— Разумеется, он уже ждет вас, — покладисто ответил мужчина. – У миледи Рхеи было видение, — шепнул он заговорщицки.
— Понятно, — кивнула Аминта и схватила меня под руку. Честно признаться, кисти уже начинали ныть – наручники не самое приятно украшение.
Интересно, что когда я увидела Его, мое сердце полностью успокоилось. Как будто мне дали волшебную таблетку. Он сидел в самом большом зале. На троне. В чем, наверное, не должно быть ничего удивительного, если уж его называют Его Светлостью.
Рядом с троном стояло еще несколько… человек? Но, я пока никого не видела. Как последняя дура уставилась на сидевшего на троне. И почему?
— Ваша Светлость, — учтиво поклонился Арон главному, — прибыла миледи Амина.
— Ваша Светлость, — не дожидаясь разрешения, бросилась к своему повелителю моя мучительница, — не знаю, хорошую весть я привезла или плохую. Это человек, — она показал пальцем на меня, — и она разговаривает. Ее появление в нашем мире очень странное, я уверена, Серапион должен лично ее осмотреть.
Светлость ничего не ответил. В зале стояла мертвенная тишина. Все присутствующие явно привыкли его слушаться. И ждать разрешения заговорить. Он поднялся с трона во весь свой могучий рост.
Вампиры? Не уверена. Обычная одежда. Дорогая, красивая, но ничего сверхъестественного. Хороший черный костюм, черная рубашка, галстук, шелковый платочек в кармашке. Шикарная, мужественная фигура – широкие плечи, узкий торс. Прекрасный рост, потрясающие скулы и глаза. Черные глаза. Никаких крутящихся зрачков.
Их повелитель медленно направился к нам. Он приближался, а мне как-то становилось теплее. Сначала приятно тепло, потом чуть жарче, потом… когда он был всего в нескольких шагах от меня – моя кожа вспыхнула! Вернее, не вся кожа, а то место на затылке! Я дернулась, а он нахмурил свои парящие, великолепные длинные брови. Он сделал еще шаг, потом еще.
— А-а! – вскрикнула я и упала на колени – затылок болел уже совсем невыносимо.
Но его это не остановило. Наоборот, последние шаги ко мне он буквально пролетел. Я почувствовала, как земля уходит у меня из-под ног! Это он схватил меня за шкварник, и молниеносно поставил на ноги.
— Ты кто?! – взревел он, и вот тут я испугалась не на шутку. Его вопрос звучал настолько громко, как тогда, у меня в голове, тот, что кричал загадочное «Эос».
От страха молчала, как рыба, только хлопала ртом, пытаясь не задохнутся.
— Ваша Светлость, это человек, — послышался неуверенный голос Амины из-за его спины.
Он отступил от меня на шаг. И сделал неожиданное – сорвал с себя галстук, отбросил его в сторону. Дернув один раз, разорвал ворот рубашки и оголил левую сторону своей груди. Он опустил взгляд на свою кожу, и я посмотрела туда же. Там, на месте, где у человека, не у вампира, должно быть сердце, полыхал ярко-красным цветом вензель в виде большой буквы «В»!
По залу пронесся всеобщий вздох удивления.
— Ваша Светлость, что это? – вмешалась Аминта. – Это колдовское отродье, присланное Ивроп? Позвольте, я ее убью?! Ваша Светлость…
Светлость не ответила. Она бурила меня своими черными глазами. Мне показалось, или они стали еще черней?! Неуверенно попятилась назад. Господи, как бы сбежать? Спину жгло до слез, но это цветочки, по сравнению с тем, что меня сейчас реально, похоже, собираются убить. И, судя по его взгляду, Светлость намеривается это сделать самостоятельно!
Я не ошиблась. Он не дал мне далеко уйти, а в одно мгновение, приблизившись ко мне, как это в поезде проделала маркиза, одной рукой с силой схватил меня за волосы! Я готова была взвыть от боли, но почему-то не сделала этого.
— Как интересно… — произнес его Светлость. Не смотря на боль и унижение, я впилась глазами в это необыкновенное лицо. Мужественные, и вместе с тем, аристократичные черты, четко очерченный волевой подбородок и линия оголенной, мощной шеи, плавно перетекающая к широкой груди. Опустив глаза на тот кусочек его тела, что раскрывал моему взору расстегнутый ворот рубашки, я сглотнула. И тут же смутилась своих чувств. Что происходит-то? Меня собираются убить, голова кругом от боли, руки в наручниках, волосы в кулаке моего мучителя – а я думаю о…
— Какой занятный аромат… — ноздри моего истязателя немного увеличились, поглощая запах своей жертвы. Глаза не изменили цвет. Нет. Вместо этого, из его рта, раздвинув по-мужски грубые губы, мгновенно появились страшные, белые клыки! Он сильно дернул меня за волосы, так, чтобы освободить для себя мою шею, а через долю секунды – я заорала от новой боли! Эти самые клыки разорвали мою кожу в четырех местах!
Я зажмурилась. Дергаться было бесполезно – его хватка была железобетонной. К тому же, у меня руки скованы наручниками. И это ерунда, по сравнению с тем, что творилось внутри моего тела! Как только зубы этого вампира вошли под мою кожу, а тоненькая струйка крови потянулась к его рту, боль на спине стала стихать. Как будто он высасывал ее…
Однако, одновременно с облегчением, во мне зародилась ненависть! Необъяснимая, огромная, всепоглощающая! Ненависть и… желание! Причем, если первое чувство пришло откуда-то изнутри меня самой, то второе как будто он сам передавал мне. Голова закружилась от этой дикой смеси ощущений. Желание усиливалось с каждой следующей каплей крови, которая уходила к нему. И, похоже, не только я это ощущала. Не отпуская моих волос, второй, свободной рукой, вампир, словно бумагу, разорвал мою кофту, оголив тем самым меня по пояс! Его рука легла на мою пылающую кожу где-то в районе плеча и медленно, с чувством, опустилась на уже набухшую до предела грудь. И вот тут, первое чувство ненависти, пополнившись вспышкой необузданной злости, пробудило внутри моего живота, тот самый комок энергии, который не так давно впечатал в стену Аминту с двумя ее знакомыми! Мне показалось, или комок как бы высосал оставшуюся боль с моего хребта, будто бы сформировав из нее силу для роста. И мгновенно вырос, как и в прошлый раз, достиг внутренних стенок моей кожи, и тут же вышел на волю, ударив по моему обидчику слабой сиреневой волной!
Вампир никуда не отлетел. Его как будто пощекотали. Он с недоумением отстранился и внимательно посмотрел на меня, словно пытаясь удостовериться в том, что только что произошло. Но, лишь на секунду! Словно пожелав продолжить, еще сильнее дернул меня за волосы и уже с полным остервенением, опять впился в мою шею!
Я злобно застонала. Нет, этого не будет! Я не дам тебе меня убить! Зажмурившись еще сильнее, мысленно нашла внутри себя этот же комок энергии и… заставила его вырасти! Сжав кулаки, ударила вампира в живот. Вместе с реальным ударом руками – он получил еще одну волну сиреневой энергии. Только на этот раз, даже не отвлекся! А наоборот, еще сильнее за голую спину прижал меня к себе.
Меня разрывало! Жар… Все тело превратилось в одну сплошную раскаленную до предела печку. Я приоткрыла глаза и с удивлением увидела сиреневое свечение, которое уже одним сплошным одеялом обволокло мое тело! А Светлость, тем временем, продолжал меня прилюдно брать!
Откуда только силы? Злость перешла в ярость! Я собрала всю мощь, что могла, сложила обе руки и… ударила его со всей дури в то место на его груди, где совсем недавно светился вензель в виде буквы «в».
Вампира отбросило! Огромная, сиреневая волна раскатилась по всему залу. Остальных присутствующих, словно игрушечных солдатиков, разметало по полу. Однако, при этом, Светлость отбросило всего лишь на пару метров от меня и он совершенно спокойно устоял на ногах.
Меня же снова скрутило пополам, в глазах потемнело, и я, измученная, в изорванной одежде и истекающая кровью, рухнула без сознания на этот сияющий своей идеальностью пол.

Читать книгу в процессе написания

Внимание! Пока книга пишется — она доступна только на литературном портале Litnet.com . Так как в книге есть сцены категории 18+ , книга закрыта под регистрацию — чтобы читать, вы должны на сайте подтвердить, что вам есть 18 лет. Спасибо и приятного чтения!

Написать автору письмо:

5 + 5 =

Share This

Поделись, пожалуйста!

Тебе не сложно, мне приятно!